В ФСБ сообщили о спешке, с которой принимался оспариваемый Telegram приказ ведомства о передаче ключей шифрования

Федеральная служба безопасности (ФСБ) России отказалась от общественного обсуждения порядка доступа к ключам шифрования электронных сообщений интернет-пользователей, потому что очень торопилась с разработкой документа. Об этом говорится в возражениях ведомства на принятый Верховным судом в конце декабря иск Telegram Messenger LLP о признании недействующим приказа ФСБ от 19 июля 2016 года N432, утверждающего порядок предоставления службе данных для декодирования, пишет газета "Ведомости", журналистам которой удалось ознакомиться с возражениями ФСБ.

Напомним, претензии Telegram к оспариваемому приказу не исчерпываются указанием на тот факт, что он не прошел общественное обсуждение. Ранее адвокат международной правозащитной группы "Агора" Рамиль Ахметгалиев, представляющий интересы мессенджера, отмечал, что оспариваемый приказ ФСБ был принят с целым рядом существенных нарушений. Во-первых, он нарушает тайну частной переписки, контроль за которой возможен лишь с разрешения суда при расследовании уголовных дел о преступлениях средней и большей тяжести. При этом никаких судебных решений в адрес Telegram не направлялось, в то время как получение ключей шифрования позволит ФСБ осуществлять контроль за перепиской всех пользователей мессенджера.

Во-вторых, в иске отмечается, что приказ был издан на основании недействующего федерального закона. Так, поправки к "закону Яровой", на реализацию которых направлен приказ, вступили в силу 20 июля, в то время как сам приказ датирован 19 июля.

В-третьих, в иске утверждается, что приказ был издан неуполномоченным органом, поскольку по закону определение порядка взаимодействия организаторов распространения информации в сети Интернет с госорганами, осуществляющими оперативно-разыскную деятельность, является прерогативой правительства.

В возражениях ФСБ ссылается на правила раскрытия информации о деятельности органов власти, по которым от общественного обсуждения проекта правового акта можно отказаться, если он оперативно разработан во исполнение поручения президента и правительства (президент поручил ФСБ обеспечить реализацию "закона Яровой" в 20-дневный срок). Помимо этого, в ФСБ указывают, что порядок взаимодействия распространителей информации со спецслужбами действительно определяет правительство, но обязанность предоставлять коды шифрования - это совсем другая история, и разработка порядка их передачи была доверена именно ФСБ.

Свои возражения к иску подготовил и Минюст. В ведомстве полагают, что спешка, с которой ФСБ принимала приказ, не повлияла на его законность, даже если спорный документ был принят до вступления в силу закона, на исполнение которого он направлен. Как отмечают в Минюсте, порождать правовые последствия приказ мог только с 23 августа - после регистрации и официальной публикации.

Как отметил Ахметгалиев, ему неизвестны другие случаи, когда направленный на реализацию федерального закона нормативный акт принимали до вступления в силу самого закона. При этом существует немало примеров обратных ситуаций. Так, НКО-иноагенты ждали несколько месяцев, пока Минюст определял порядок исключения их из реестра.

Кроме того, по словам адвоката, ФСБ не смогла объяснить причину такой спешки, просто сославшись на приказ начальства. В итоге спешка обернулась появлением некачественного документа, в котором не определен порядок передачи мессенджерами ФСБ конфиденциальных данных - их предлагается присылать на общую электронную почту ведомства.

Поводом для подачи иска против ФСБ в Верховный суд послужило требование ведомства предоставить ключи шифрования сообщений в Telegram. 27 сентября прошлого года основатель Telegram Павел Дуров рассказал о полученных компанией извещениях от ФСБ, из которых следовало, что спецслужба составила на Telegram протокол об административном правонарушении, поскольку команда мессенджера не предоставила властям ключи шифрования. Передать их ФСБ сервис обязан, поскольку в конце июня был внесен в реестр организаторов распространения информации.

В связи с неисполнением этого требования компании грозил административный штраф в размере от 800 тысяч до миллиона рублей, и 16 октября мировой суд Мещанского района Москвы оштрафовал Telegram на 800 тысяч рублей. Telegram оспорил это решение, но суд 12 декабря отклонил апелляцию. Это решение дает основания для блокировки мессенджера в России.


ССЫЛКИ ПО ТЕМЕ