Госдума одобрила во втором чтении поправки, выводящие потребительские устройства из-под определения шпионской техники

 
 
 

Госдума 16 июля приняла во втором чтении подготовленный ФСБ проект поправок к Уголовному кодексу о шпионской технике, исключив из ее числа бытовые устройства, пишет "Коммерсант".

В случае вступления поправок в силу к так называемым специальным техническим средствам для негласного получения информации больше не будут относиться свободно продающиеся устройства с функциями аудиозаписи, видеозаписи, фотосъемки или геолокации, если им "преднамеренно не приданы свойства", позволяющие получать и накапливать информацию, составляющую тайну, без ведома ее обладателя.

Напомним, одним из поводов для разработки таких поправок послужила история курганского фермера Евгения Васильева, который в декабре 2017 года пожаловался президенту Владимиру Путину на то, что стал обвиняемым по уголовному делу из-за покупки ошейника с GPS-трекером для коровы. Впоследствии дело было закрыто, а прокуратура принесла Васильеву извинения.

Разработанный ФСБ в 2018 году проект поправок к статье 138.1 Уголовного кодекса был раскритикован экспертами и представители отрасли, которые отмечали, что вступление предложенных поправок в силу может означать расширение сферы уголовной ответственности для IT-компаний. Они отмечали, что под предложенное ФСБ определение шпионской техники могут попасть многие устройства, а также софт. Несмотря на критику законопроект был принят Госдумой в первом чтении в апреле 2019 года. Позднее правовое управление Госдумы подготовило рекомендации по доработке документа. В них также указывалось, что предложенные формулировки позволяют отнести к шпионским средствам цифровые фотоаппараты, видеокамеры и диктофоны, имеющие малые размеры, а также встроенные в смартфоны, портативные компьютеры и часы.

По мнению исполнительного директора Ассоциации предприятий компьютерных и информационных технологий Николая Комлева, новая редакция поправок улучшила ситуацию. Он отметил, что формулировку еще можно дорабатывать, но сделан важный шаг, допускающий целый спектр цифровых устройств в легальный гражданский оборот. В то же время партнер фирмы "Рустам Курмаев и партнеры" Дмитрий Горбунов заявил, что определение шпионских средств законопроекте и сейчас остается противоречивым и оценочным.

В начале октября прошлого года официальный представитель Генпрокуратуры Александр Куренной заявил, что ведомство выступает против уголовного наказания за использование шпионской техники без преступного умысла. "В большинстве случаев общественной опасности это деяние не несет, ровно так его и надо рассматривать. Нужно ограничиваться какими-то другими мерами – может быть это изъятие, может быть административные какие-то вещи, но вряд ли уголовное преследование", – говорил он.

В декабре 2018 года Верховный суд РФ разъяснил, что гражданин не может быть привлечен к уголовной ответственности за приобретение и использование спецсредств, предназначенных для негласного получения информации, если он сделал это для обеспечения безопасности себя или своих близких, а также для слежения за животными, и не предполагал использовать его для посягательства на конституционные права граждан. ВС пришел к выводу, что "технические устройства (смартфоны, диктофоны, видеорегистраторы и т.п.) могут быть признаны специальными техническими средствами только при условии, если им преднамеренно путем технической доработки, программирования или иным способом приданы новые качества и свойства, позволяющие с их помощью негласно получать информацию". При этом суд запретил привлекать к ответственности лиц, которые приобрели спецсредства через интернет и не знали об их истинном предназначении.

facebook
LJ

ССЫЛКИ ПО ТЕМЕ