Российские власти сняли с себя ответственность за утечки персональных данных россиян

Российское государство не несет ответственности за утечки данных граждан из ведомственных баз данных. Такой вывод можно сделать из ответа уполномоченного России в Европейском суде по правам человека (ЕСПЧ), замминистра юстиции Михаила Гальперина на запрос суда.

Как поясняет газета "Ведомости", речь идет о жалобе 46-летнего москвича на утечку данных, которую ЕСПЧ коммуницировал в прошлом году. Еще в 2011 году истец обнаружил в открытом доступе на Савеловском рынке базу ГУВД Москвы, в которой содержались данные о том, что он является носителем ВИЧ-инфекции и был дважды судим.

После этого он подал заявление с требованием расследовать утечку в Следственный комитет, но в ведомстве на обращение не отреагировали. Попытки заставить провести проверку через прокуратуру и суд также оказались тщетными. Начав рассмотрение жалобы, ЕСПЧ запросил российские власти, была ли у государства необходимость собирать такую информацию о гражданине и располагало ли оно эффективными средствами защиты данных.

В ответе Гальперина на этот запрос утверждается, что права заявителя не были нарушены. Как отмечается в документе, полиция имеет право обрабатывать данные о гражданах, необходимые для выполнения ее обязанностей, а ЕСПЧ ранее не увидел нарушения, когда рассматривал практику сбора клеточных материалов, ДНК-профилей и отпечатков пальцев осужденных в европейских странах. В ответе Гальперина также утверждается, что МВД обеспечивает защиту информации от несанкционированного доступа, а обнаруженная заявителем на рынке база не является подлинной, поскольку в базах МВД нет сведений о состоянии здоровья лиц, состоящих на учете. Наконец, Гальперин пишет, что фактов несанкционированного доступа к информационным системам ГУ МВД нет, а право на неприкосновенность личной жизни сотрудники ГУ МВД не нарушили.

Адвокат Ильнур Шарапов, представляющий интересы заявителя, считает, что замминистра юстиции лукавит. По его словам, МВД не ведет учет диагнозов, но при работе с уголовным делом такие данные обычно запрашиваются. Кроме того, первоисточником данных о том, где и когда задерживали его клиента, куда доставляли и что предъявляли, могла быть только полиция, поскольку другие ведомства этими сведениями не располагают. "Насколько мне известно, московское УСБ с ФСБ все-таки проводило внутреннюю проверку по факту утечки данных, но ее результаты решили не делать достоянием гласности", – рассказал Шарапов.

В свою очередь, юрист организации "Роскомсвобода" Саркис Дарбинян отметил, что с приватностью данных российских граждан дела обстоят очень плохо. Например, в интернете можно найти множество предложений пробить человека по базам данных различных служб. Однако добиться возбуждения уголовного дела и расследования утечки нереально, полагает Дарбинян.

По мнению вице-президента компании InfoWatch Рустэма Хайретдинова, есть лишь два способа предотвратить утечки данных. Первый предусматривает рассекречивание данных, не критичных для граждан (например, о номерах автомобилей), а второй предполагает централизованное хранение всех баз и ограничение доступа госслужащих к содержащимся в них данным о гражданах.


ССЫЛКИ ПО ТЕМЕ